Оповідання про тварин

Оповідання про тварин

Як горобець помстився лисові

Раз злапала ворона куря, сіла на дуба та й їсть. Але приходить лис під дуба, був голоден, та й дивиться, що ворона їсть. Йому дуже зробився жаль, що він голоден, а ворона менша, як він, та й їсть. Та й каже до ворони:
— Або кинь мені по добрій волі, а як ні, то я полізу на дуба і тебе там з’їм на дубі.
Але ворона була мудра та й гадає собі, що як буде лис лізти, вона втече на друге дерево. Але щось собі лис роздумав та й каже до ворони:

— Я лізти не годен, я старий. Я уже ся немало по світі находив, але відколи я ходжу, я ще не здибав такої красної птахи, як ти. Ти найрозумніша і найліпше співаєш.
Ворона як учула, що її лис хвалить, що вона файно співає, та й тогди каже:
— Кра, кра!
Та й що мала в дзьобі, то впало, та й лис з’їв. Але лис уздрів, що йому ся вдало здурити ворону. Та й каже:
— Мені ліпше буде так лиш видурювати, ніж ходити за цим.
Але знов іде під другого дуба, дивиться, а там знов ворона коло молодих воронят. Та й каже він до ворони:
— Кинь мені одну дитину, бо як не кинеш, то полізу та й усі з’їм.
Ворона не хотіла, а лис зачав ніби дряпатися по дубі. Ворона як уздріла, та й каже:
— От не лізь, я вже тобі сама кину, лиш не лізь.
Надлетів горобець та й каже до ворони:
— Що тобі старий лис казав?
Ворона каже:
— Казав, що як не кину свою дитину, то полізе та й з’їсть усі.
А горобець каже:
— Дурна, ти йому не кидай, най спробує та най лізе. Він лиш тебе так дурить, що полізе. Він не годен лізти.
Але лис тото вчув та й каже:
— Ей, чекай, я тобі нагадаю. Колись ти ся впадеш в мої руки.
Та й пішов.
Відтак знов здибається з тим горобцем. Горобець на дубі, а він знов під дубом. Та й каже лис до горобця:
— Як ти перебуваєш у такі студини? Я на землі так змерз, а ти не змерз на дереві? Що ти таке робиш, що ти не змерзаєш?
А він каже:
— Як відти вітер, то я під крило голову запхаю, а як відти, то я під друге.
А лис каже:
— Злізь нижче, бо я не чую, що ти кажеш.
Він зліз та й знов то каже, що казав. А лис каже:
— Злізь ще нижче, бо я не чую, бо глухий.
А горобець знов скочив нижче, уже таки недалеко лиса, та й каже йому:
— Як відти вітер, то я під то крило сховаю голову, а як відти, то я під то.
Та й лиш запхав голову, а лис скочив, хап, злапав горобця за крило та й каже:
— Видиш, ти других радив, а собі не можеш; порадь собі тепер.
Якось горобець урвав крила кавалок, та й ся вирвав, та й утік. Але вже ся трохи вигоїв та й знов здибає лиса. Каже лис:
— Ой, я тебе мав давно з’їсти, коли ти также не дурний.
А горобець каже:
— Ти мене ся не наїш, бо я малий, лиш тільки, що мені життя відбереш. Я тебе ліпше пораджу, лиш нічо мені не кажи уже більше. Ходи зо мною, тут в одного ґазди дуже багато курей в курнику.
А лис дуже ся втішив та й каже:
— Ану, поведи мене!
Вже нічого му не казав, ішли оба разом. Лис іде землею, а горобець то на одно дерево, то на друге. Та й так прийшли аж до буди. А в тій буді був пес. Горобець сів на буду та й каже:
— Ти йди, але аби-с багато не брав, лиш одну, та й аби-с дуже потиху брав, аби тебе ніхто не злапав.

Лис підсувається, підсувається. А пес спав. Але як учув, що лис іде, скочив та й лиса роздер.

 

Лучший друг

Бедное животное лежало возле старого заброшенного дома. Дворняжка, но не чистокровная, смешанная с мастью какой-то неопределенной породы собак, – она лежала и вздыхала от боли. Ее подстрелили, но в чем она виновата перед нами, людьми? Вина ее в том, что она животное? А мы? Кто мы тогда, если отстреливаем ни в чем неповинных тварей?!

В то ужасное утро девочка Саша, как и всегда, звала своего лучшего друга по имени:
 – Селедка! Где ты? Ко мне!
На улице был ясный морозный денёк, снег скрипел под ногами у прохожих, и что-то нехорошее витало в это зимнее морозное утро. Все куда-то спешили. Люди то и делали, что спотыкались и охали от непутевого гололеда. Да, их можно было понять.

Саша начала беспокоится. «Куда это она могла подеваться?» – думала девочка. – «Неужели опять с кошками воюет». Но потом как что-то кольнуло её в том месте, которое называется детским маленьким сердечком.

– Если не хочешь со мной разговаривать, то так и скажи, я пойму тебя. Ты обижаешься на меня за то, что не покормила тебя вчера, но пойми, мы с дедушкой тоже живём впроголодь, даже хлебушка нет. А сегодня я принесла тебе косточки. Я стащила их у соседки, когда она выносила их своему Чарльзу. Он толстый и так, на кабана похож, куда ему… А вот тебе в самый раз. Тем более, что ты у меня теперь будущая мама, ведь правда? Скоро у нас будут щенки, – такие же красивые, как и ты. Я даже имена выдумала: одного я назову Далматинцем, девочку назову в твою честь – Селёдкой, и обязательно будут два близнеца – мальчик и девочка, имена им я еще не придумала. Всего у нас будет четверо щенят. Здорово! Ну, где же ты, Селёдка? Отзовись! Я не пойду домой, пока не найду тебя! Ты мой самый лучший друг. Кроме тебя и дедушки у меня больше никого нет на этом свете. Ну не обижайся! Вылазь! Будем играть в догонялки! Селёдка! Ну не обижайся, пожалуйста!

И тут девочка поняла, скорее, почувствовала, что Селедка её вовсе не слышит, что она не прячется и не обижается. Где же она может быть? Где обычно бывают собаки, когда хотят есть? Либо на мусорниках или свалках, либо там, где есть что-то вкусненькое. «Птицеферма, точно!» – подумала девочка, сунула косточки в пазуху и помчалась в сторону птицефермы.
Возле старого заброшенного дома, недалеко от железнодорожного моста, она заметила красные капельки, похожие на кровь и следы, собачьи следы.

– Селёдка! – крикнула что есть мочи Саша.
В нескольких шагах от неё лежало животное, собака, её лучший друг. Селёдка умирала… «Нет! Не надо!!! Да кто же так с тобой…Селёдка, милая не умирай! О Боже! У тебя кровь! Я сейчас…» И она сняла свой старенький шерстяной шарф. Девочка начала обматывать им  рану в области правой лапки. Соленые слезинки скатывались по её розовым пылающим щёчкам.
– Не умирай, я тебя прошу! А с кем я буду играть в догонялки? И кто будет есть косточки? Давай я тебя отнесу дедушке, мы тебя вылечим, ты поправишься, вот увидишь, и мы снова, как и раньше, будем бегать и резвиться и играть в догонялки.

И глаза собаки как будто говорили: «Мне плохо!»
– У тебя же будут щенята! Подумай о них, Селёдка! Нет, я не позволю тебе умереть! Слышишь? Ты должна жить!!!
И Саша сняла свою шубку, закутала раненое животное, пытаясь успокоить его словами, но они были уже ни к чему. Собака, казалось, умирала, но девочка не сдавалась. Она искренне верила в то, что Селёдка будет жить.

Дедушка спал, когда девочка зашла в дом, он проснулся оттого, что Селёдка заскулила.
– Дедушка! Селёдку подстрелили, нужно спасти её! У неё кровь!
О, сколько решительности и любви было в глазах у девочки, в этом маленьком, хрупком создании!
У дедушки нашёлся спирт. Ещё когда-то давно доктор оставил его у них, когда  была больна Саша, он так и стоял возле печки. Саша вместе с дедушкой помазала рану бедному животному, обмотала её бинтом.

– Благо, что пули нет, повезло твоему другу, думаю, будет жить! – сказал оживлённо дедушка.
Как нежно и трепетно девочка заботилась о своём лучшем друге. Вместе с ней она засыпала, не отходила от неё ни на шаг, ни на минуту.

Прошло некоторое время. Рана начала затягиваться, и у Селёдки появился аппетит. Девочка повеселела. Какое счастье вновь обрести друга! Жизнь бедной собачонки весела на волоске, но девочка не позволила ей оборваться, ведь только настоящая дружба спасает нас. И только заботясь друг о друге, мы спасаем себя и спасаем других.

А через месяц Селёдка родила не четверых, а семерых щенят. Дедушка называл их так:  «Семеро козлят, не считая матери героини и Жанны Д’ арк».
– Внученька, спасительница ты наша! – любил говорить дедушка.

ЭПИЛОГ  
Щенята подрастали. Как-то в деревню приехали охотники. Им нужны были охотничьи псы. Дедушке пришлось отдать всех щенят.
– Но почему всех? Давай, оставим хотя б одного! – просила Саша.
– Сашенька, скоро весна. Селёдка снова приведёт нам щенков, не переживай!
– Правда?
– Ну конечно, милая, да и нам полегче-то будет.
А в знак благодарности охотники подарили им козу.

– Теперь и молоко в доме будет, – сказал дедушка. Обняв дедушку, Саша произнесла: «Как же я вас люблю!!!»  А Селёдка, будто понимая слова, припала к ногам девочки и заскулила.

P.S.  И жили они долго и счастливо…

 

Автор: 

Ольга Антропова

 

Мрія Зайця

На лісовій галявині Лисиця відкрила салон краси. Туди позбігалися звірі, бо їм усім було цікаво і хотілося виглядати красиво. Так Білочка прохала розчесати, причепурити свій хвостик, Ведмедиця – зігнати целюліт. Левиця – зробити зачіску, Вовчиха – зробити педикюр, манікюр. Робота у салоні кипіла.

Аж раптом хтось тихенько постукав у двері. Це прийшов вухатий Зайчик. У нього була давня мрія – стати мужнім, красивим, як лев, щоб його всі боялися і поважали.

Лисиця, як хазяйка салону, запропонувала йому позайматися на тренажерах і прописала чудодійні пігулки, від яких він ніби помужніє і матиме надзвичайну силу.

Вухань з радістю застрибнув на тренажер, хотів розпочати тренування, але як він не старався, його сил не вистачило, навіть щоб зробити одну вправу.
– Що ж мені роботи, – промайнула думка в нього в голові...

Заєць забрав пігулки і пішов додому... Лікувався день, другий... Пройшов місяць, а Заєць залишився таким як і був.

Вухань розчарувався, адже його мрія так і залишилася нездійсненою. Він нікуди не виходив. Лісові звірі помітили, що Вуханя давно вже не видно, і вирішили його провідати. Коли вони побачили Зайця, то зрозуміли, що з ним щось не те. Вони, як справжні друзі, розрадили його і сказали:
– Не намагайся перехитрити природу, Вуханю, ти нам подобаєшся таким, який ти є.

 

Автор: 

Стельмах Вікторія Козелецька гімназія

 

Хто мій домашній улюбленець?

А чи є у вас домашній улюбленець? У мене їх аж два. Це веселий пес Арнольд та ледачий кіт Мартин.

Арнольд — німецька вівчарка. Він спритний, розумний, кмітливий, слухняний і дуже гарний пес. З ним завжди весело, але від нього я швидко стомлююсь, набігавшись від душі.

Мартин — також розумний і гарний кіт, проте з ним не розважишся, бо він майже весь час спить. От якби в мене був папуга…

Перше, що я зробила б — нав­чила б його говорити. Батьків просила купити мені папугу мало не щодня, але все марно… Мама й слухати не хотіла ні про яких птахів у квартирі. А мені ж так хотілося мати веселу пташку, як у Простоквашино.

Та одного разу мені приснився сон, після якого я жодного разу не обмовилася про папугу. Того дня я була вдома зі своїм пернатим другом Кешею і мало не півдня вчила його розмовляти, але Кеша був твердим горішком і навідріз відмовлявся що-небудь повторювати за мною. Другу половину дня я просиділа за комп’ютером і забула погодувати Кешу. Щоб якось виправдати свою довіру перед птахом, я випустила його із клітки — він дуже любив хазяйнувати на кухні. Поки я розмовляла по телефону, Кеша встиг розбити улюблену мамину вазу і ще декілька тарілок. Я поспішливо заходилася прибирати. Приховати від мами шкоду не вдалося, вона одразу ж помітила відсутність вази. Я не встигла нічого пояснити неньці, як Кеша раптом заговорив. Він сказав мамі, начебто я привела додому друзів, які знущалися з нього, а потім ще й вазу розбили. Я була шокована й нічого не могла сказати, страшенно розізлилася на Кешу і… прокинулась.

Після такого сну я перехотіла мати папугу і стала більше приділяти увагу своїм перевіреним друзям — грайливому Арнольдові та ледачому Мартину.

 

Автор: 

Анастасія Железко, 6-й клас, Козелецька гімназія №1

 

О вопросах купания

Ярко светило весеннее солнце с высоты безоблачного неба, и его лучи весело искрились в оставшихся после недавнего дождя лужах. В одной из них купался воробей Гриша. Он чувствовал себя поросенком, но ему было жарко, и он утешал себя тем, что выбрал самую чистую лужу во дворе.

Аделаида Марковна, сидевшая рядом на ветке каштана, не выдержала этого зрелища и, спикировав к луже, в которой плескался Гриша, воскликнула:
— Ты чем это, глупый воробей, занимаешься?! Ты и так серый, невзрачный, а теперь еще и грязным будешь. Весна на дворе! Тебе бы не воду в луже баламутить, а искать себе пару для создания гнезда!
Выдав все это оторопевшему воробью, она покосилась в сторону кота Четана, который грелся на капоте черной «Волги». Любит он черный цвет, потому что сам черный. И ворону не трогает. Но кто может знать кошачьи мысли?

Четан, заметив взгляд, подмигнул Аделаиде Марковне, но с нагретого места не сдвинулся.
— Смотри, – продолжила отчитывать воробья ворона, – даже кот в луже не плещется! А тебе не стыдно?!
— Так ведь жарко, – попробовал оправдаться Гриша.
— А коту, думаешь, не жарко? Смотри, он весь меховой, – она снова глянула на Четана, тот заулыбался, блеснув клыками.
— Потому вы и черные, что не купаетесь, – парировал Гриша.
— Хам! – воскликнула Аделаида Марковна. – Вы только посмотрите на него! Такой маленький, а вместо того, чтобы слушать, что ему говорят, он подает свой жалкий голосок!
Кот вздохнул и, спрыгнув с машины, направился к птицам.

— Ну, чего раскаркалась, ворона? Воробьи и голуби, оттого что купаются в лужах, не становятся менее вкусными, – он нагнулся к луже и принялся лакать. – Фу, действительно, всю воду взбаламутил, – фыркнул кот. – Может тебя съесть?
— Не сегодня, – поспешил ответить Гриша. – Мне еще надо найти червяка, а то меня на день рождения пригласили. Не могу же я прилететь с пустыми лапками?
— Молодец, воробей! Лети, ищи своего червяка. А умываться и в самом деле надо по-другому, – добавил Четан, глядя на улетающего Гришу. Он запрыгнул обратно на машину и начал вылизываться.

Ворона возмущенно каркнула и взлетела снова на ветку.
— Как дети оба, глупые и несмышленые! Один в луже сидит, другой лапы грязные лижет. Ни грамма сообразительности!

Услышав на улице знакомый шум, Аделаида Марковна поспешила туда и, пролетев сквозь струю поливальной машины, чистая и довольная полетела по делам, сверкая на солнце влажным оперением.

 

Автор: Юрій Пусов

 

Загадай желание

— Знаешь, Аделаидка, у меня есть мечта!
Ночь была теплой и ласковой, легкий ветерок еле ощутимо шевелил ворсинки на кончиках кошачьих ушей.

— И какая же у тебя, лохматого, может быть мечта? – ворона Аделаида Марковна насмешливо поглядела на Ферри.

Кот ответил грустно-мечтательным взглядом, потом вздохнул и поднял глаза к усыпанному звездами небу.
— Я летать хочу.
— Ты, летать!? – ворона аж подпрыгнула от неожиданности. – Это невозможно!
— Но почему? Я представляю, как здорово было бы парить там — над домами, над деревьями, над заботами и неприятностями…
— Да. Но тогда забот и неприятностей добавится у нас, птиц.
Фердинанд, казалось, не заметил этого замечания.

— Вот сейчас я смотрю в небо, и, кажется, стоит только поглубже вдохнуть, вытянуть хвост, растопырить лапы – и станешь медленно подниматься ввысь! А ветер будет меня тихонько относить от дома,продолжил кот восторженно, и ворона с тревогой покосилась в его сторону. – Скажи, а сверху все видно?
— Все,немного помолчав, ответила Аделаида Марковна,только издали все становится гораздо мельче.
— А звезды? Звезды должны становиться крупнее, ведь ты подлетаешь к ним ближе.
—Наверное, звезды от нас очень далеки. Они не становятся ближе, как бы ты не махал крыльями. Как бы высоко не поднялся, они все такие же маленькие и колючие. Помню в детстве, глядя из гнезда, я говорила себе, что когда вырасту и научусь летать, обязательно соберу с неба все звезды. Ведь они такие красивые!
— Наверное, поэтому их и нельзя достать, чтобы ими могли любоваться все, а не только те, кто сможет к ним долететь.

Кот и ворона вместе посмотрели в небо, и вдруг одна из звезд, сорвавшись с места, устремилась к земле.
— Ты видела? Она упала совсем рядом! Бежим!
— Бесполезно, если даже она и не разбилась, обязательно ее подберет кто-нибудь другой,ответила ворона, но все же полетела следом за котом.

Выбежав на улицу, Ферри пересек дорогу – хорошо, что в это позднее время на ней не было машин – и вбежал во двор соседнего дома. Звезда запуталась в паутине и теперь свисала, покачиваясь, с ветки клена, на полметра не доставая до земли.
— Смотри! – Ферри подбежал и поднялся на задние лапы, чтобы аккуратно понюхать звезду.
— Вот так диковина! – воскликнула ворона, слету садясь на ветку.

Паутинка оборвалась и звезда, упав, стукнула кота по носу. Ферри показалось, что весь мир вспыхнул яркими красками. Лишь на миг, а потом в глазах потемнело, и он увидел яркие круги, наплывающие один на другой. Кот зажмурился и потряс головой:
— Вот это меня звездануло!
Звезда же, упав на землю, стала медленно угасать.
— Звезда гаснет! – всполошилась ворона.
— Ей холодно,Ферри открыл глаза, и два ярких луча упали на траву, а затем, поднявшись, нашли ворону.
— Не смотри на меня! – взвизгнула та. – Выключи свет!

Ферри моргнул. Свет погас и загорелся снова.
— Я знала, что у котов в темноте глаза светятся, но чтобы так!
— Я стал звездой, сказал Ферри.
— Звездой вряд ли, но твои глаза светятся, как два прожектора!
— Это потому, что пока звезда падала, никто не успел загадать желание, и она не смогла использовать свою волшебную силу. А теперь эта сила перешла ко мне. Я могу исполнить одно звездное желание.

Кот на минуту задумался, а потом спросил:
— Скажи, Марковна, у меня крылья не выросли?

Ворона критически оглядела кота и покачала головой:
— Нет.
— Жаль, значит, свое желание я выполнить не могу.
— Тогда исполни моё!
— То самое? Чтобы все звезды были твои?
— Ну что я, глупая что ли? – обиделась ворона. – Сейчас…
Аделаида Марковна глубоко задумалась. Она принялась ходить туда-сюда по ветке и что-то бормотать.

— Слушай, кот, а желание можно только одно? – уточнила она через некоторое время.
— Одно.
— Плохо.
Ворона снова задумалась.

— Ну так чего ты очешь? Поторопил кот.
— Того же, чего хочет любая ворона, да и вообще любая птица или зверь. Крепкого теплого гнезда, надежного любимого ворона и большое потомство.
Ворона зажмурилась и затаила дыхание:
— Ну что? Уже исполнилось?она открыла глаза и тут же снова зажмурилась, так как кот внимательно смотрел на нее своими сияющими глазами.
— Ты правда думаешь, что для этого необходимо звездное волшебство? По-моему для этого и земного достаточно: желание, стремление и вера в свои силы…
— Какой ты вредный! Звезда бы исполнила и всё!
— А может, у Максима спросим, какое у него желание? Придумал кот. Он уже два дня меня за хвост не таскает – заслужил!
— Еще чего! Возмутилась ворона. Если он мог посадить банановую кожуру, чтобы из нее выросла пальма, представляю, что он загадает. Небось захочет, чтобы из хлебной корки выросло хлебное дерево! Подожди, я сейчас еще что-нибудь придумаю…
Аделаида Марковна задумчиво огляделась по сторонам и подняла глаза к небу. Ферри последовал ее примеру.

– Знаешь, сказал он, когда я был маленький, мне казалось, что звезды – это глаза небесных котов. Днём они спят, а ночью выходят на охоту. Они сидят себе тихонечко в засаде, ждут звёздных мышей, и только их глаза светятся.
– А мне мама в детстве рассказывала, что звёзды – это огни небесного города. Там тоже живут люди, птицы и звери, и для них наши огни – звёзды.
– Не верю, покачал головой кот. Я никогда не видел, чтобы фонари улетали в небо. Да и не похожа звездочка на фонарь.
Он опустил голову и с трудом нашел звезду в траве, она уже почти потухла, только чуть заметно мерцала, как остывающий уголёк.

– Бедняжка, Аледаида Марковна слетела с ветки и осторожно дотронулась до звезды. Ей, наверное, страшно и холодно…
– Она похожа на потерявшегося котенка, заметил Ферри.
– Скорее, на выпавшего из гнезда птенца…
Аледаида Марковна замолчала с раскрытым клювом и медленно подняла глаза на кота. Тот тоже посмотрел на ворону, но она даже не отвела взгляда от его ярких лучей.
– А что если…

Кот замолчал и облизал пересохший нос. Ворона закончила за него.
– А что если она и есть выпавший птенец! Что если звезды – это такие птицы…
– …которые живут на небе. Они тоже видят нас и хотят посмотреть поближе…
– …но птенцы глупые, они еще плохо летают и не понимают, что на землю можно упасть…
Кот и ворона одновременно посмотрели на упавшую звезду. Она уже выглядела почти как обыкновенный камешек.
– Я хочу…начал Ферри.
– Мы хотим…поправила его Аделаида Марковна.
– …чтобы эта звезда вернулась домой! Закончили они хором.

Звезда вздрогнула и медленно начала приподниматься с земли. Ферри моргнул, и глаза его перестали светить как два фонаря, вместо этого ярко вспыхнула звездочка. Она радостно подпрыгнула, облетела вокруг друзей и метнулась в небо.
– Привет там от нас передай! Мяукнул ей вслед кот.
– Слушайся маму! Напутствовала Аделаида Марковна.
И им показалось, что с огромной высоты ночного неба до них долетело тихое, почти незаметное «спасибо».
– Ну вот, вздохнул Ферри. Всё закончилось хорошо. А летать… Летать я могу и во сне!
– Как ты там говоришь? Улыбнулась ворона. Желание, стремление и вера в свои силы! Вот наше волшебство…

 

Автор: Юрій Пусов